@
Библиотека текстов Исследования Критика Контакты СсылкиФорум
Библиотека текстов » Переводы » Другие кодексы » Аскевианский кодекс » Пистис Софии » Немного о Пистис Софии

А. Мома

Немного о Пистис Софии




    Гностический трактат Pistis Sophia, или Лондонский, или Аскевианский (1) Кодекс, названный так его первым переводчиком М. Шварцем по имени одного из Эонов гностико-христианской космологии, был переписан, вероятно, в IV веке и является не слишком качественным (2) (с лишними повторениями и, возможно, терминологической путаницей) переводом с не сохранившегося греческого оригинала, гипотетически датируемого учёными концом II-го века н. э. Однако мы не согласны как с Йонасом, так и с Николаевым в том, что этот трактат являет собой пример "разложения гностической мысли": ведь видимые нам огрехи - скорее всего, лишь на совести переводчика (или вовсе переписчика).

    Первые статьи о Pistis Sophia были опубликованы в 1770 г. в British Theological Magazine британским исследователем Ч. Уойдом, а затем - им же во Франции и Германии в 1773 и 1778 годах соответственно. Рукопись оригинала находится в Британском музее, куда она попала из частной коллекции в 1785 году; она содержит 4 книги и в общей сложности 384 страницы в едином и "современном переплёте". Интересно, что впервые частичный перевод с латинского (на который с коптского её перевёл М. Шварц в 1848 году) на английский, был осуществлён лишь в 1887 году Ч. Кингом в его труде Гностики и их реликвии. В 1895 году появляется полный французский перевод Амелинью, в 1905 – полный немецкий, а в 1896 году – полный английский комментированный перевод (все три перевода делались непосредственно с коптского). Впоследствии предпринимались и другие переводы на эти и прочие европейские языки, но качественных из них было немного; среди последних - комментированный перевод Г.Р.С. Мида 1921 и 1924 года, а также В. Мак-Дермотт в альманахе Nag Hammadi Studies в 1978 году.

    Приведем здесь насколько возможно краткое содержание и краткий же анализ всех четырех Книг Пистис Софии, поскольку этого (по крайней мере, в России) еще не делалось; нет также в нашей стране полного русского перевода этих Книг. Опираться поэтому будем, в основном, на коптский оригинал, английский перевод и исследование текста, предпринятое американской исследовательницей V. Mc. Dermot для лейденского ежегодника Nag Hammadi Studies, #9, 1978.

    После того, как Иисус воскрес из мертвых, он начал посвящать своих учеников в тайны Гнозиса, однако принципиально не во все тайны (3). А повествовал Иисус своим ученикам об устройстве Вселенной, "поучая их только до Мест Первой Тайны, (4) которая внутри Покрова, которая внутри Первой Заповеди, то есть (до) Двадцать четвертой Тайны Внешней и Ниже, - (из) тех [Двадцати Четырех Тайн], которые пребывают во Втором Пространстве Первой Тайны, которая прежде всех Тайн - до Отца в форме голубя". (Надо заметить, что в конце Второй Книги, т.е. в главах 83-101, полукосмологических - полусотериологических тайн, достойных посвящения в них учеников, становится заметно больше.)

    В прочих гностических текстах в форме голубя предстает не Отец Иисуса, а Дух (5), снизошедший на него при крещении. Здесь вообще интересно то обстоятельство, что, хотя наш текст как минимум на половину своего объема является космологическим, в очень строгом смысле таковым может считаться лишь содержание первой главы его Первой Книги, поскольку там максимально подробно перечислены разного рода Сущности, причем в апофатической манере, даже без обстоятельного отграничения - в ряде случаев его мы увидим позже, но в весьма фрагментарном виде - Сущностей Эонов Плеромы, Тринадцатого Эона и Низших Миров. Это говорит о том, что наш трактат, несмотря на его уже легендарную многогранность, все же скорее сотериологический, и космология, сколь бы подробной иногда она не была здесь, имеет подчеркнуто прикладной смысл.

    Но вернемся к первой главе Первой Книги и к Первой Тайне. Иисус говорил о ней только то, что она - "та, которая окружает Первую Заповедь, и Пять Разрезов, и Великий Свет, и Пять Помощников (Парастатаи), и всё Сокровище Света". Судя по тому, что спасение в трактате понимается как возвращение всего сущего в это Сокровище, его можно смело отождествить с Плеромой всех без исключения прочих текстов.

    "А ещё не сказал Иисус своим ученикам обо всём исходящем из всех Мест Великого Невидимого, и о Трёх Троесильных, и о Двадцати Четырёх Невидимых, и обо всех их Местах, и их Эонах и всех их Чинах, как они эманировали, - о тех, которые суть Эманации Великого Невидимого, - и об их Непорождённых, и об их Самопорождённых, и об их Порождённых, и об их Звёздах, и об их Непарных, и об их Архонтах, и об их Властях (Экзоусиаи), и об их Господах, и об их Архангелах, и об их Ангелах, и об их Деканах, и об их Литургах, и обо всех Домах их Пространств, и обо всех Чинах каждого из них. И не сказал Иисус своим ученикам ни обо всем исхождении Эманаций Сокровища, ни об их Чинах, как они исходят; и не сказал он им об их Спасителях, - каковы они согласно Чину каждого из них, - и не сказал он им, кто страж у каждого [из Врат] Сокровища Света, и не сказал им о Месте Спасителя-Близнеца, который суть Дитя Ребёнка; и он не сказал им ни о Месте Трёх Аминь, в какие Места они эманировали, и не сказал им ни о Пяти Деревьях, в какие Места они эманировали, ни о других Семи Аминь, которые суть Семь Гласов, каково Место их и как они распространились. И не сказал Иисус своим ученикам о Пяти Помощниках (Парастатаи), какого они вида или в какие Места привнесены. И не сказал он им, каким образом распространился Великий Свет или в какие Места он привнесён; и не сказал им ни о Пяти Разрезах, ни о Первой Заповеди, ни в какие Места они привнесены. Но он только прямо говорил им, поучая их, что они существуют, - но об их эманации и о Чине их Мест согласно тому, как они существуют, он не сказал им. Вот потому они также не узнали, что внутри этой Тайны находятся и другие Места. И он не сказал своим ученикам: "Я изошёл из этих Мест прежде, чем вошёл в эту Тайну и прежде, чем вышел из неё". Но он говорил им, поучая их: "Я изошёл из этой Тайны". Вот поэтому они и думали об этой Тайне, что она - Совершенство всех Совершенств и что она - глава Всего и что она - Всецелая Плерома, ибо Иисус говорил своим ученикам: "Эта Тайна - та, которая окружает всё, о чём я говорил вам всем со дня, когда встретил вас, до дня сегодняшнего". Вот потому и думали ученики, что нет ничего внутри этой Тайны." То есть ученики понимали Первую Тайну как своего рода Бога-Отца нынешней христианской теологии, или Метропатора Апокрифа Иоанна, т.к. Иисус сознательно утаивал от них то, что это не так, видимо, считая своих учеников еще не готовыми к восприятию всей полноты истины.

    В день полнолуния следом за Солнцем на Иисуса снизошла Великая Сила Света, эманировавшая из Двадцать Четвертой Тайны "от Внутренних Частей до Внешних Частей", т.е., видимо, от Плеромы до Гистермы, что, очевидно, является намеком на то, что Плерома отражается в Гистерме, т.к. все 24 Тайны, очевидно, изначально покоятся в Плероме и никуда "не деваются", пребывая во Втором Пространстве Первой Тайны. Это снисхождение происходило на глазах учеников, приводя их в благоговейный трепет.

    Это зрелище продолжалось от восхода солнца до трех часов пополудни, после чего в Падших Мирах случилось великое смятение Сил и Властей, их Мест и Чинов, а также не на шутку встревожились земные люди. Это, в свою очередь, продолжалось "до девятого часа следующего дня". Нетрудно предположить в такой хронологии эзотерический шифр, аналогичный хронологиям браминов в Древней Индии (дни и ночи Брамы, Юги и Кальпы и т.п.) и отражавший целые мега-эпохи в жизни Земли и Космоса.

    Притянув к себе Славу Силы света своего, Иисус поведал ученикам своим, что отныне он вернулся в те Места, из которых изошел во имя спасения достойной того части человечества. Всё дальнейшее изложение в тексте космической драмы - не более чем ретроспектива, здесь прямая речь Иисуса перемежается с вопросами либо толкованиями событий (по просьбам Иисуса) из уст его учеников.

    Так, в седьмой главе Иисус говорил, что принес "в мир" 12 Сил 12-ти Спасителей (из) Сокровища Света. "В мир", однако, не значит сразу на Землю, но начал Иисус своё победное шествие с Середины Архонтов Сферы, где принял облик Гавриила (6), причем он, как и часто впоследствии, не был узнан Архонтами Эонов. Там он нашел Елизавету, мать Иоанна Крестителя и заронил в нее Силу Малого Иеу, Доброго, который в Середине, а через Елизавету эта Сила мгновенно оказалась в теле Иоанна Крестителя. Здесь же, как и в Новом Завете ("Иоанн - это Илия...") присутствует связка с Ильей Пророком: "В Месте Души Архонтов, которую ему (Иоанну) следовало получить, я нашел душу Илии Пророка в Эонах Сферы... и снова отнес ее Деве Света, а она дала своим Приемщикам (Паралемпторам). Они отнесли ее в Сферу Архонтов и заронили ее в чрево Елизаветы. Сила же Малого Иеу, который из Середины, и душа пророка Илии были связаны в теле Иоанна Крестителя". Между прочим, здесь, как и в Новом Завете, более чем прозрачный намек на то, что Иисус учил о реинкарнациях, хотя ортодоксы до сих пор предпочитают голословно отрицать это обстоятельство.

    В 8-й Главе Иисус рассказал, как передал своей земной матери, Марии, Первую Силу, взятую им у Барбело, то есть собственное тело, которое он "носил в Вышине" (7). А вместо души он заронил в нее Силу, взятую им у Великого Саваофа, Доброго, пребывающего в Месте Правого. После этого Иисус заронил 12 Сил 12-ти Спасителей Сокровища Света, взятых у 12-ти Слуг Середины, в Сферу Архонтов.

    Затем постепенно, начиная с 10-й главы, Иисус начинает вести речь о нескольких Одеяниях, в которые он облачается, и Свет которых производит немалый переполох "в стане врага". Эти Одеяния оказываются населенными различными светлыми Сущностями; так, в Тайне Славы Первой Тайны, пославшей Иисусу Силу, было два Одеяния. " в Первом - вся Слава всех Имён всех Тайн и всех Эманаций Чинов Пространств Неизречённого. А во Втором Одеянии - вся Слава всех Имён всех Тайн и всех Эманаций, тех, которые пребывают в Чинах двух Пространств Первой Тайны. И в этом Одеянии, которое мы послали тебе, - Слава Имени Тайны Вестника, то есть Первая Заповедь, и Тайны Пяти Разрезов, и Тайны Великого Посланника Неизреченного, являющегося Великим Светом, и Тайны Пяти Предводителей, которые суть Пять Помощников (Парастатаи). А также в этом Одеянии пребывает Слава Имени Тайны всех Чинов Эманаций Сокровища Света, и их Спасителей, и [Тайны] Чинов этих Чинов, которые суть Семь Аминь, и которые суть Семь Гласов, и Пяти Деревьев, и Трех Аминь, и Спасителя-Близнеца, то есть Дитя Ребёнка, и Тайны Девяти Стражей Трёх Врат Сокровища Света. А также в ней - вся Слава имени [всех тех], которые справа, и всех тех, которые в Середине. И, более того, в ней вся Слава Имени Великого Невидимого, то есть Великого Праотца, и Тайна Троичной Силы, и Тайна всего их Места, и Тайна всех их Невидимых и всех тех, кто в Тринадцатом Эоне, и Имени Двенадцати Эонов и всех их Архонтов, и всех их Архангелов, и всех их Ангелов, и всех пребывающих в Двенадцати Эонах, и вся Тайна Имени всех тех, которые пребывают в Геймармене (т.е. Судьбе у др. греков) и во всех Небесах, и вся Тайна Имени всех, пребывающих в Сфере, и их Небосводов, и всех тех, кто пребывает в них, и всех их Мест."

    Далее следует, наверное, самое туманное место во всем тексте, внятного истолкования которого, как нам представляется, пока не смог дать никто, кроме Е. Блаватской в ее статье о "Пистис Софии" (8). Вот начало этого куска: "Узри теперь же, - мы послали тебе это Одеяние, которое никто не узнал, от Первой Заповеди Снизу, ибо Слава ее Света её сокрыта в ней, и Сферы, и все Места от Первой Заповеди Снизу [этого не узнали]. Узри же ныне, и скорей облачись в это Одеяние. Приди к нам, чтобы мы пришли к тебе облечь тебя по приказу Первой Тайны в два Одеяния твоих, которые пребывают для тебя у Первой Тайны от начала до времени, заповеданного Неизречённым, (содержавшим их Имя)." Блаватская полагает, что это обращение непонятно кого непонятно к кому - искусный шифр, обозначающий у индусских браминов "Великий День Будь С Нами", или окончание Маха-Кальпы, а у гностиков - реинтеграция всей без остатка Гистермы (неполноты) обратно в Плерому (полноту).

    На Одеянии, вверенном Иисусу, были трудно переводимые коптские слова, истолкованные Блаватской (кроме нее пока никто не пытался) следующим образом: "Одеяние, чудесное Одеяние Моей Силы". В 11-й главе описано, как в этом невероятно светящемся Одеянии Иисус взлетел в Вышину, к Вратам Небосвода, быстро преодолев их и вызвав панику Архонтов, Властей и Ангелов, между прочим, признавших в нем Господа Всего и воспевших даже впоследствии хвалы Внутренней Части Внутренних Частей, т.е. некоей сердцевине Плеромы.

    В 12-й главе Иисус восходит к Первой Сфере, причем здесь и далее, продвигаясь всё дальше, он светится на порядок, а то и более, сильнее, чем в предыдущей области. В Домах этой Сферы, расположенных за ее Вратами, "развязались все их (Архонтов) узы, и их Места, и их Чины, и каждый покинул свой Чин", т.е. вознесся на более высокую ступень духовной эволюции. Нечто подобное всякий раз будет происходить и в дальнейшем: во Второй Сфере, т.е. в Судьбе (13-я глава), в Великих Эонах Архонтов, у их Врат и Покровов (гл. 14), в 12-ти Эонах (9). В гл. 16 Иисус уже сам устанавливает подобные рамки в Месте, где Эоны "воевали со Светом".

    Затем в тексте, вплоть до конца Четвертой Книги, начинается уже полноценный диалог Иисуса с учениками. Так, сперва Мария  уточняет рядом собственных выводов подробности того, как Иисус отнял влияние у Астрологов и Предсказателей Преступивших Ангелов и заставил Сферы их действовать по Иисусову усмотрению. Затем Филипп интересуется, зачем вообще это следовало делать, после удовлетворившись ответом Иисуса: "... ради спасения всех душ".

    Интересен ответ Иисуса на следующий вопрос Марии, касающийся как раз очищения всех душ. Этот процесс многоступенчатый. Иеу, Блюститель Света, отвечал за его ход лишь до тех пор, "пока не исполнилось Число Мелхиседека, Великого Приемщика (Паралемптора) Света", (10) очистившего тогда Силы Ангелов и Архонтов и понесшего их Свет в Сокровище Света. Тогда как материальный (хиле) осадок их после очищения от него их Сил (Света) был передан Литургам всех Архонтов, которые сделали из него души людей, зверей и птиц и бросили на Землю. То есть процесс эволюции высших существ "мира сего" сопровождался зарождением и инволюцией существ низших: дистанция увеличивалась. Однако в тексте постоянно подчеркивается, что Иисус, взяв астрологические законы на себя, постоянно "урезал их (Сущностей Судьбы и Сферы) Периоды Влияний. Для чего? Вот как он сам говорит об этом: "... (потому что) иначе никакая материальная душа не спаслась бы, но они погибли бы в огне, в том, что пребывает в плоти Архонтов". Здесь, продолжая мысль Блаватской, мы тоже находим некую аналогию в индуистской Веданте: известно, что Кали-Юга, или век железа, т.е. зла и раздоров, там длится значительно меньший срок, чем остальные, более благоприятные для жизни всего живого, Юги.

    Иисус же, рассказывая затем о том, что произошло с ним в Двенадцати Эонах, где он Силой своего Одеяния Света отобрал Силы у обитавших там Троесильных, Великих Праотцов (Протопаторов), Непорожденных, Самопорожденных, Порожденных, Богов, Искр, Звезд, Деспотов Места, продолжал говорить о последующем изменении их Периодов Влияний.

    Персонаж, именем которого назван наш текст - Пистис София - появляется только в 29-й главе, тогда как раньше она не упоминалась вообще. Иисус обнаружил ее "ниже" Тринадцатого Эона "совсем одну", т.е., как и в других текстах, лишившуюся андрогинной пары своей.  Она скорбела (11), что "не взяли ее в Тринадцатый Эон", т.е. в Высшую Область Низших Миров, или в Срединную Область ряда текстов, здесь - в Вышину, где находилось ее Место. Читаем дальше:

    Тотчас же случилось, (что) когда она продолжала петь хвалы Свету в Вышине, взглянули все Архонты, которые при Двух Великих Троесильных, и ее Невидимый, обручённый с ней, и двадцать две другие Эманации Невидимых, - ибо Пистис София и её Сизигий, они и прочие двадцать две Эманации составляют Двадцать Четыре Эманации, те, которых эманировал Великий Невидимый Праотец, он и Двое Великих Троесильных".

    Затем Мария захотела узнать, как же София оказалась ниже Тринадцатого Эона. В ответах Иисуса есть нечто чрезвычайно интересное для нас. В частности, из них мы узнаём, что в этом тексте и в данной гностической традиции (12) София не пытается что-то сделать без своей андрогинной пары (Сизигия) но, напротив, по приказу Первой Тайны обращается к Вышине, чтобы своими молитвенными гимнами просветлить ее, т.е. сделать то, что "теперь" уже, после ее неудачи в этом деле, за нее делает Иисус, тоже, заметим, по приказу Первой Тайны. В том, что происходит дальше, виновата как будто не она сама, как в иных текстах, а сущности 13-го Эона.

    Итак, Пистис София "перестала вершить Тайну Тринадцатого Эона, но пела хвалы Свету Вышины, который увидела в Свете Покрова Сокровища Света... В то время, как она пела хвалы Месту Вышины, все Архонты, пребывающие в Тринадцатом Эоне, - те, которые ниже, - возненавидели её, ибо она пресекла их таинство и пожелала идти к Вышине и быть над всеми ними. Из-за этого они разгневались на нее и возненавидели ее; и этот Великий Аутадес (Дерзкий) Троесильный, - Третий Троесильный, тот, который пребывает в Тринадцатом Эоне, тот, который ослушался, - не эманировав весь Очищенный (Свет) своей Силы, пребывающей в нем, и не предоставив свой Очищенный Свет в то время, когда Архонты отдали свой Очищенный (Свет) ему, пожелал, тем временем, стать господином надо всем Тринадцатым Эоном и над теми, кто пребывает ниже него... Когда Архонты Тринадцатого  Эона разгневались на Пистис Софию, которая была над ними, что они ощутимо возненавидели её. И этот Великий Аутадес (Дерзкий) Троесильный, - тот, о котором я уже говорил вам только что, - он также разгневался на Пистис Софию и возненавидел её ощутимо, ибо она задумала идти к Свету, который выше его. И он испустил Великую Силу с ликом льва; и из своей материи, находившейся в нем, он испустил другое множество материальных Эманаций, очень жестоких, и он послал их в Места Ниже, в Части Хаоса, чтобы они теснили там Пистис Софию и отняли бы у нее Силу ее, ибо она задумала идти к Вышине, что над всеми ними, и перестала снова вершить их таинство. Но она продолжала горевать и искать Свет, который увидела. И возненавидели ее Архонты, которые пребывают, или которые остаются в Тайне. И все Стражи, которые у Врат Эонов, также возненавидели её... И по завету Первой Заповеди (не путать с Первой Тайной - А.М.) этот Великий Аутадес (Дерзкий) Троесильный, который суть один из Трёх Троесильных, преследовал (Пистис) Софию в Тринадцатом Эоне, чтобы заставить её обратить взор к Частям Ниже для того, чтобы она увидела в этом Месте его Силу Света, - ту, которая с ликом льва, - и возжелала бы её, и пошла бы к этому Месту, чтобы отнять Свет у нее... И она взглянула вниз. Она увидела его Силу в Частях Ниже. И не знала она, что та принадлежит этому Аутадесу  (Дерзкому) Троесильному, но она думала, что та - из Света, который видела от начала в Вышине, который был от Покрова Сокровища Света. И она задумала: Пойду-ка я в это Место без Сизигия моего (13), возьму Свет, сотворю себе Эоны Света для того, чтобы я смогла идти к Свету Светов, который в Превышней Вышине. И, задумав это, она вышла из своего Места, Тринадцатого Эона, и снизошла к Двенадцати Эонам. Архонты Эонов преследовали ее и гневались на нее, ибо покусилась она на величие их. Она же снова вышла из Двенадцати Эонов, и снизошла в Места Хаоса, и приблизилась к Силе Света с ликом льва, чтобы сожрать ее. Но окружили ее все материальные Эманации этого Аутадеса (Дерзкого). И Великая Сила Света с ликом льва пожрала Силы Света в Софии, и очистила Свет ее, и сожрала его. А материю ее заронили в Хаос. Она (материя) начала быть в Хаосе Архонтом с ликом льва (14): половина его - Пламенем, другая его половина - Тьмою, то есть Иалдабаофом... Когда же это случилось, София ослабела чрезвычайно. И снова эта Сила Света с ликом льва возжелала отнять у Софии все Силы Света; и все материальные Силы этого Аутадеса (Дерзкого) в тот же миг окружили Софию, (и) они теснили ее."

    Так Пистис София и попала в свою западню. Затем добрая половина оставшегося текста посвящается попыткам ее освобождения и ее благодарственным гимнам, пропетым уже после окончательной удачи в этом деле. Теперь - всё по порядку.

    Пистис София, осознав страшную бедственность своего положения, последовательно взывает к Свету Светов с тринадцатью Покаянными Гимнами (15). В тексте приводится полностью каждый из этих гимнов, после чего ученики, по просьбе Иисуса, по очереди трактуют каждое из ее покаяний, опираясь на канонические библейские Псалмы Давида (16). При этом Псалмы приводятся практически полностью, их перевод с греческого на коптский вполне, на наш взгляд, качественен и адекватен. Надо заметить, что об этих Псалмах все ученики говорили одно и то же, а именно, что их "однажды изрекла твоя (Иисуса) Сила Света через пророка Давида".

    Ниже приводятся номера Покаянных Гимнов Пистис Софии (17) и, после дефисов, соответствующие им Псалмы:
1 - 68, 2 - 70, 3 - 69, 4 - 101, 5 - 87, 6 - 129, 7 - 24, 8 (гл. 47) & 8 (гл. 48) - 30, 9 - 34, 10 - 119, 11 - 51, 12 - 108, 13 - ничего.

    После всех этих покаяний, по словам Иисуса, "... Исполнилось то время, когда она должна была быть вызволенной из Хаоса. И только из самого себя, минуя Первую Тайну (!!), я выделил Силу Света, я отправил её вниз, в Хаос, чтобы смогла она вознести Пистис Софию из Глубоких Мест Хаоса и принести её в Высшее Место Хаоса, пока не поступил бы приказ Первой Тайны о том, что она должна будет быть полностью вознесённой из Хаоса. И моя Сила Света вознесла Пистис Софию к Высшим Местам Хаоса. Тотчас же случилось, когда Эманации Аутадеса  (Дерзкого) последовали за Софией, когда она была вознесена к Вышним Местам Хаоса".

    Таким образом, Пистис Софии еще долго предстояло находиться словно "в подвешенном состоянии" где-то на границах Хаотических Областей, но главное уже было сделано. В это время Пистис София начинает петь уже Хвалебные Гимны (их было также 13) Силе Света Иисуса, причем начиная со Второго Гимна их поет уже как бы не сама София, а Чистая Сила Света внутри нее, восстановленная в ней в результате ее предыдущих Покаяний и успевшая для этого "достаточно окрепнуть".

    Ученики же Иисуса, по его просьбе, истолковывали их содержание с помощью Од Соломона, сына Давидова (18), но не только. Например, если первые два Хвалебных Гимна Пистис Софии, следующие за ними слова Иисуса, 4-й, 5-й, 11-й, 12-й и 13-й Хвалебные Гимны Пистис Софии толкуются его (Иисуса) учениками с помощью Од Соломона, то 3-й - с комментариями к нему самого Иисуса - и с 6-го по 10-й Гимны - снова с помощью Псалмов Давида, которые, как мы видим (не забудем, что они, в отличие от соломоновых Од, - канонические тексты) играют в Пистис Софии огромную роль, в разных пропорциях встречаясь там в двух (1-й и 2-й) из 4-х книг нашего трактата, а во 2-й книге и вовсе занимают не менее трети всего ее объема. (На 2-м Хвалебном Гимне - с главы 63 - начинается текст 2-й Книги Пистис Софии, на 11-м - на главе 82 - по версии Ч.У. Кинга (1887) и Г.Р.С. Мида (1921, 1924) начиналась 3-я Книга, хотя теперь (см. нем. и англ. переводы текста Шмидта, Тилля или Мк.Дермот) мы знаем, что это не так: 3-я Книга начинается только со 102-й главы. Поскольку же разбивка на главы хотя и была согласована между авторами разных переводов текста, но по сути своей - произвольна, уточним: 1-я Книга завершается на 47-й стр. коптского текста, 2-я - на 255-й, 3-я - на 352-й, 4-я - на 384-й)

    Интересно, что промежуточные реплики Иисуса между изложением им различных Гимнов Пистис Софии и их истолкований его учениками также содержат разного рода космологические фрагменты (19), весьма путаные, с часто повторяющимися в них эпизодами, лишь слегка видоизмененными. Впрочем, каких-либо Сущностей, не упоминаемых еще в первых главах нашего трактата, мы там не встретим, равно как и их функций, не упоминаемых в других текстах, поэтому подробно останавливаться на этом здесь не имеет смысла.

    Третья и Четвертая Книги Пистис Софии (20) т.е. около трети всего текста, если судить по нумерациям коптских страниц, посвящены почти исключительно сотериологической (т.е., напомним, душеспасительной) проблематике, которая уже встречалась в тексте и ранее. Разница лишь в том, что, во-первых, в двух последних Книгах гораздо меньше привязок к собственно космологическим трансформациям, там речь в основном идет об участии в спасении достойных либо наказании недостойных теми Сущностями, которые "давно" уже статичны с точки зрения занимаемых ими мест и ролей в Космосе. Во-вторых, речь в них идет только о спасении \ наказании исключительно людей, тогда как в предыдущих книгах речь шла о, если и не высших по отношению к людям, то, по крайней мере, сверхчувственных сущностях.

    Так, в Третьей Книге (21) Спаситель, снова, как и в Первой Книге, называемый в тексте привычным нам именем Иисус, а не Первой Тайной, беседует о спасении душ уже преимущественно с Марией Магдалиной (гл. 102-107 - с Иоанном, 108-135 - с ней), чьи ответы на его вопросы и просьбы вызывали у него наибольший восторг прежде. Обсуждается природа греха и участь в этой связи трех различных типов людей: пневматиков, психиков и гиликов (или соматиков), т.е. духовных, душевных и плотских людей. Здесь и доктрина метемпсихоза, с которой мы уже сталкивались, в частности, в конце текста Апокрифа Иоанна (22), и указания на то, кто конкретно из Сущностей за что отвечает как при жизни человека, так и после его физической смерти. Душа, влекомая в земной жизни Духом Обманчивым, им же и ведома после смерти, и этот дух передает ее разного рода Приемщикам (Паралемпторам - греч. заимствование в коптском тексте) Сил и Властей, осуществляющим свою часть искупляющего вину наказания этой души.

    Кстати, из текста этой Книги, как и Четвертой, очень хорошо видно, что бесповоротных "вечных адских мук" для грешников гностики не признавали, за исключением участи редких негодяев. Так, душа, пройдя через Эоны Архонтов Мест Левой Части (!) и отведав сполна возмездия за свои грехи, через Приемщиков Света поступает в распоряжение Девы Света (гл. 112), которая опечатывает эту душу (вероятно, Пятью, тогда как в новозаветном Откр. - Семью) Печатями и Славами Гимнов (23), а затем семь других Дев утверждают все эти Печати, их Крещение и их Помазание, готовя, очевидно, душу к новым земным перевоплощениям. Затем в дело вступают уже Приемщики Мелхиседека, а затем и он сам. После этого душа, наконец, попадает в Сокровище Света, и на этом ее мытарства заканчиваются. Впрочем, текст возвращается к ним в последующих главах III Книги, но только для некоторых уточнений и дополнений, касающихся, пожалуй, отнюдь не большинства душ, и спровоцированных соответствующими вопросами учеников Иисуса, особенно Марии в главах 130-135.

    Отличие Четвертой Книги Пистис Софии от Третьей заключается в том, что в ней, во-первых, еще более конкретизируются различные наказания за различные грехи человеческие, также ждущие каждого после его физической кончины; во-вторых, здесь уже сам Иисус, а не Пистис София, обращается к Иао с молитвами о спасении и последующем мессианизме своих Апостолов. Интересно, что в первых главах Книги, 136-139, продолжается сугубо космологическое повествование Иисуса, казалось, окончательно переведенное в куда более "прикладную" плоскость еще в начале Третьей Книги. Это и ряд других обстоятельств позволяют нам думать вслед за немецкими исследователями, что 4-я Книга является, скорее всего, отдельным произведением. Сам Иеу (видимо, Иао - он же) при этом назван Отцом Отца Иисуса, Пистис София - дочерью Барбело (24), далее, впервые указывается точное число Архонтов в каждом Эоне (25) - по 1800, причем их "связал Иеу", а над ними "поставил 360", т.е. по числу дней в году (26). В других текстах мы тоже встречаем 360, но целых Эонов, а не только смотрящих за иными Эонами Архонтов. А над 360-ю Архонтами - Пять Великих Архонтов: Кронос, Арес, Гермес, Афродита и Зевс. Таким образом, "стараниями" Иеу, Гермес, верховное божество древнегреческого пантеона, оказывается здесь лишь последним из "Пяти Великих", и то не Превышних Богов, а каких-то презренных Архонтов. Возможно, в этом тексте маятник постепенно качается от былого гностического неприятия "ветхозаветных истин" к полемике с греками вообще и неоплатониками в частности (27).

    Интересно также отметить, что в Главе 140 наполовину невнятные в предыдущих Книгах астрологические откровения о каких-то Периодах Влияний, Треугольниках и Четырехугольниках, Поворотах Сферы и проч. конкретизированы в связи с участью людских душ (значит, Страшный суд вершится не всегда, а при определенном расположении светил). Опуская здесь участь душ, упомянем только, что  в нашем тексте Зевс = Малый Саваоф, Добрый (очевидно, Глава Эонов Сферы), Бубастис = Афродита (видимо, Первый Эон Сферы); Овен = Второй Эон Сферы; Телец = Третий Эон Сферы и т.п., т.е. здесь Эоны имеют свое соответствие древнегреческой астрологии, видимо, и переработанной в тексте (см. Прим. 8а). Таким образом, на 12 Эонов Сферы приходится "наших" 12 Знаков Зодиака, что вполне логично. Интересны сроки небесных возмездий грешным душам: несколько раз повторяются цифры (28): четырежды по 11 месяцев и 49 дней - для клеветников, четырежды по 3 года и 6 месяцев для убийц, трижды по 3 месяца, 8 дней и 2 часа для грабителей и воров, трижды по 20 месяцев - для воров, дважды по 11 лет (!) для кощунствующих (29), дважды по 11 лет - для, по-современному выражаясь, гомосексуалистов.

    Заканчивается наш трактат намеком на постоянно происходящие Парады Планет, известные и астрономам, и простым обывателям, также связанные с возмездием для душ (30).

    Закончим и мы наш рассказ о Книгах Пистис Софии очередной пространной цитатой из нее на только что обозначенную тему:

    "Иисус сказал: "Тот, кто совершал все грехи и все преступления, и отыскал Таинства Света, и сотворил их, и свершил их, и не оступился, и не согрешал, тот будет наследовать Сокровище Света".

    Иисус сказал (еще) своим ученикам: "Если Сфера вращается, и Кронос и Арес идут позади Девы Света, а Зевс и Афродита идут впереди Девы Света, причем пребывают они в своих собственных Эонах, то раздвигаются Покровы Девы Света. И она бывает радостна в то время, так как видит перед собой обе эти светлые звезды. А все души, которые она бросит в тот час в Круг Эонов Сферы для того, что они явились в мир, станут праведными и добрыми и отыщут на сей раз Таинства Света. Она отправляет их в другой раз, чтобы они нашли Таинства Света. Если же, наоборот, Арес и Кронос идут впереди Девы Света, а Зевс и Афродита позади нее, так что она не видит их, то все души, которые она бросит в это время в Творения Сферы, будут лживыми и гневными и не отыщут Таинств Света".
 
 

Примечания

1. от имени его первого английского хозяина - сэра Аскью; не забудем, что Англия тогда была колониальной державой и славилась еще и не такими трофеями, как Pistis Sophia
2. как это справедливо подметили Г. Йонас в своей книге Гностицизм (СПб., 1998) и Ю. Николаев в книге В поисках Божества (Киев, 1995).
3. во многих других гностических текстах такого рода ограничений не было вовсе
4. позже в тексте сам Иисус полностью отождествлен с этой Первой Тайной, подобно тому, как в Конце Апокрифа Иоанна он отождествляется с Совершенной Пронойей, или Предмыслью, Всего.
5. видимо, то же самое, что Дух+Барбело Апокрифа Иоанна
6. в нашем тексте - не Архангела, как в Библии, но Ангела Эонов
7. т.е. здесь, очевидно, - в вышних областях падших миров
8. а) Е.П. Блаватская. Пистис София (с предисл. Б. Зиркова) // Скрижали Кармы. Пер. с англ. - К.Ю. Бурмистров. М., Сфера, 1995, стр. 114-218. Другие (русскоязычные, т.к. перечисление всех прочих заняло бы здесь несколько страниц) источники, проливающие свет на наиболее трудные места в тексте, мы можем указать следующие:
б) М.К. Трофимова (здесь и далее): Из истории ключевой темы гностических текстов. Пистис София. // Палеобалканистика и античность. М., 1989.
в) Пистис София [гл. 1-31 (pp. 1-47 of Codex Askewianus)]. // РАН, Институт Славяноведения и Балканистики. Знаки Балкан. Балканские чтения. М., 1994.
г) IV книга Pistis Sophia // "Вестник древней истории",  #4, 1999; #1, 2000
д) Первый Покаянный Гимн Софии. // "Вестник древней истории", №4, 1990.
е) "Милость и Истина встретили друг друга..." (Гностическая экзегеза 84-го псалма). // "Вестник древней истории", №2, 1995.
ж) О свободе выбора в коптском гностическом тексте (Pistis Sophia, 247,19 - 253,15) // ПО????????: к 70-летию В.Н. Топорова. М., 1998.
9. в гл. 15, где по приказу Первой Тайны Блюститель Света Иеу, т.е., видимо, уже не Малый, а Великий Иеу, стал устанавливать для этих Эонов некие астрологические рамки их деятельности, чтобы резко ограничить тот вред, который от них исходил
10. библейского, как мы знаем, персонажа, многократно встречающегося и в текстах из Наг Хаммади, где есть даже отдельный посвященный ему текст (IX,1)
11. что впоследствии стало причиной ее многочисленных покаяний, о которых см. ниже в тексте нашей статьи
12. жаль, неясно, в какой именно: вероятно, всё же не валентинианской, т.к. в ней София была бы ответственна за сотворение Низших Миров, как и в прочих традициях
13. вот только когда это происходит, а не "сразу", как, к примеру, в Апокрифе Иоанна из Наг Хаммади (II,1; III,1; IV,1) или из "Берлинского папируса 8502"
14. самостоятельно, а не в результате сознательных действий Пистис Софии, как в Апокрифе Иоанна
15. как сказано в тексте устами самой Пистис Софии, согласно числу Эонов, под которыми она теперь пребывала
16. заметим, что в данной гностической традиции, т.о., никакого презрения к "иудейской  Библии" не наблюдается, наоборот
17. см. об этом подробно в ВДИ, №4, 1990; здесь - в прим. 6.
18. входящих в число т.н. "новозаветных апокрифов", перевод их на коптский авторами дошедшей до нас версии "Пистис Софии" также был выполнен очень добросовестно; см. об этих Одах подробнее, а также их перевод на английский в оксфордском сборнике The Apocryphal New Testament
19. как, собственно, и сами Гимны, но только не толкующие их Псалмы Давида и не Оды Соломона
20. 4-я начинается со  136-й главы и заканчивается 148-й, т.о., эта Книга самая короткая в этом грандиозном тексте, и, как полагает ряд исследователей, вообще была какое-то время отдельным текстом
21. см. о ней подробнее в Палеобалканистике и античности, здесь - прим. 6
22. позволим себе категорически не согласиться с М.К. Трофимовой, утверждавшей в Палеобалканистике..., что в Апокрифе Иоанна якобы "отвергается идея переселения душ": там она очень четко отвергается только для постигших "истинный гнозис" и вообще потому безгрешных
23. которые у души как будто заранее "с собой", т.е. она не получает от Девы Света что-то инородное своей собственной сути
24. без всяких опосредований, в отличие от многих других космологических по преимуществу текстов
25. учитывая, что наш трактат, скорее всего, является самым поздним из всех написанных когда-либо гностиками
26. в древности большинство астрономов отстаивало не только геоцеонтрическую модель мироздания, но и полагали, что в году именно 360 дней
27. "Первый залп" был, как мы помним, дан Плотиным в его Эннеадах, часть которых носит название "Против гностиков..."; см. пер. и комм. к ней в "Вопросах философии", №10, 2002. В отличие от представителей "среднего платонизма", соблюдавших, видимо, что-то вроде нейтралитета, неоплатоники, действительно, не жаловали гностические "метафизические пирамиды", т.к. сами выстраивали не столь многоэтажную космологическую модель. Образно говоря, где у неоплатоников была российская жилая "многоэтажка", там у гностиков был нью-йоркский небоскрёб.
28. явно содержащие шифр "истинных" сроков, т.к. в античные, как и в индийские, представления о метемпсихозе (реинкарнациях) не входили столь малые периоды промежуточных состояний души, если речь не шла о детях, умерших в очень раннем возрасте и потому, кстати, еще безгрешных
29. нельзя не вспомнить слова Христа в Евангелиях Нового Завета, что "не простится только хула на Духа Святого"
30. не забудем о том паническом страхе, который вызывали эти Парады у людей в течение всего европейского Средневековья, а у многих вызывают и по сей день